КАК ВЫЛЕЧИТЬ БОЛЕЗНЬ?

Что такое здоровье? Что такое здоровье для Вас? 


Многими здоровье воспринимается, как «не болезнь», в том числе медиками.

Т.е., если у человека ничего не болит — он здоров. Или болит, но еще есть силы не идти в больницу к врачу — здоров. Но так ли это на самом деле? 

Здоровье — это когда ты полон сил и энергии, когда «можно горы свернуть», когда все задачи по плечу, когда все время хорошее настроение и ощущение безграничного счастья. 

Давно ли вы испытывали подобное состояние? Наверное, только в молодости, в 15-18 лет. С возрастом чувства угасают, проблемы придавливают, состояние счастья уступает место пессимизму и унынию, полет — чувству усталости. Причем, утром встаешь, еще ничего не делал, а уже устал. Знакомо Вам подобное? 

А хотелось бы вернуться к своему состоянию, как было в 20 лет?  Или, если Вы человек зрелый, ощутить силы и энергию, как 20-30 лет назад?

Думаете такого не бывает?  

ТАК ВОТ ТАКОЕ ВОЗМОЖНО! 

Все знают, что основой человеческого организма является КЛЕТКА, которая находится (живёт) в соединительной ткани.  Одной из важнейших тканей нашего организма является СОЕДИНИТЕЛЬНАЯ  ТКАНЬ и от её состояния зависит, как будет функционировать наш организм, как он будет РАБОТАТЬ. 

Так вот  наши учёные, Ямсковы Игорь Александрович и Викторя Петровна, начали работать именно с СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНЬЮ нашего организма и доказали, что человек ЗДОРОВ настолько,  насколько здорова его СОЕДИНИТЕЛЬНАЯ ткань! 
Если КЛЕТКА нашего организма находится в здоровой СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ, то человек ЗДОРОВ!!!   

Получается, что, если есть проблемы со здоровьем, значит надо ОЗДОРАВЛИВАТЬ нашу  СОЕДИНИТЕЛЬНУЮ  ткань, но как это СДЕЛАТЬ??? 

ТРАДИЦИОННАЯ  медицина на СОЕДИНИТЕЛЬНУЮ ткань воздействовать НЕ МОЖЕТ.   САМЫЕ лучшие биодобавки воздействуют на КЛЕТКУ...    

РОССИЙСКИЕ УЧЁНЫЕ ПОКАЗАЛИ, КАК НАДО ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ НА СОЕДИНИТЕЛЬНУЮ ТКАНЬ, ЧТОБЫ ЕЁ ДОВЕСТИ ДО ЗДОРОВОГО СОСТОЯНИЯ, ТО ЕСТЬ ЗАПУСТИТЬ ПРОЦЕСС РЕГЕНЕРАЦИИ  ПОВРЕЖДЁННЫХ ОРГАНОВ настолько, насколько это ещё возможно. 


Профессор И.А. Ямсков, один из создателей Биорегуляторов, однажды сказал: "Тот шарлатан, кто обещает одной таблеткой взять и вылечить все!" И Биорегуляторы, как маленькие неутомимые труженики, точечно воздействуют на больной орган. Каждый - на свой. А вместе решают комплексную задачу. И это не БАДы, а водные растворы белково-пептидных соединений, абсолютно безопасные для здоровья. Вот они-то "волшебным" образом преображают организм, возвращая молодость!


КЛЕТОЧНАЯ АДГЕЗИЯ


В середине прошлого века в биологии возникает огромный интерес к проблеме клеточной адгезии. Как клетки взаимодействуют друг с другом, какие механизмы при этом задействованы? Почему этот вопрос начинает активно интересовать биологов?


В биологию был привнесен чисто технический термин – адгезия, что означает взаимодействие поверхностей. Форма клеток, состояние их взаимодействия и расположение в ткани (например, биопсийный материал, т.е. фрагмент патологической ткани, взятый у пациента) является важнейшим фактором диагноза заболевания.


Гистологическое исследование долгое время, да и, пожалуй, до сих пор остается для врачей единственным достоверным способом определения патологии и стадии, на которой она находится. В результате многочисленных исследований было установлено, что клетки могут взаимодействовать друг с другом разнообразно, реализуя многочисленные механизмы. Важно, что эти данные в итоге явились основой важнейшего открытия: межклеточное пространство имеет сложное строение и организацию, и нарушение межклеточных взаимодействий приводит к развития патологического процесса. Оказалось, что клетки строят целые архитектонные сооружения, состоящие из многочисленных молекул белков, полисахаридов, липидов, которые обусловливают их взаимодействие. Их назвали ультраструктурами межклеточных контактов. Они подобно целым конструкциям соединяют клетки в ткани.


Однако были найдены и небольшие образования белков между клетками, их назвали адгезивными сайтами, т.е. это места где клетки взаимодействуют опосредовано определенным ансамблям белков. Но самое главное открытие, которое состоялось во второй половине прошлого века – это идентификация макромолекулярной структуры межклеточного пространства, получившей название внеклеточного мактрикса (ВКМ). Ее обнаруживают практически во всех тканях животных, огромное количество исследователей изучают ее пространственную организацию и биологическое действие. Выходят в свет многочисленные работы, монографии, демонстрирующие результаты непосредственной связи между состоянием ВКМ и основными процессами, в которые включены клетки: ВКМ руководит их пролиферацией, дифференцировкой, апоптозом. В основном, исследователи, работающие в данной области изучая состав и строение межклеточного пространства тканей, старались найти участвующие в адгезии клеток новые белки, полисахариды.


Наши зарубежные коллеги фактически полностью к началу 21 века открыли и охарактеризовали организацию межклеточного пространства тканей позвоночных животных. Они открыли множество семейств новых, ранее не изученных белков, полисахаридов, выявили гены, отвечающие за их синтез и работу, обнаружили связи, с помощью которых вся сложнейшая система макромолекулярных структур внеклеточного пространства тканей взаимодействует через плазматическую мембрану с другими супрамолекулярными системами клеток, например, цитоскелетом и, наконец, геномом.


Еще в 1970 г замечательный исследователь Mina Bissel написала великолепную теоретическую статью, изданную в « J.Theoretical Biology» — How does extracellular matrix effect on gene expression? (Каким образом внеклеточный матрикс влияет на экспрессию генов?) Таких работ было много. Их наличие говорило о том, что исследовательский путь, объясняющий прохождение информационного (регуляторного) сигнала в клетку, был обозначен как возникающий из межклеточного пространства. Все ведущие биологические журналы постоянно печатали статьи по клеточной адгезии. Картина взаимодействия клеток между собой и с естественными подложками с каждым годом все более и более детализировалась. Более того, стало понятно, что при нарушении того или иного механизма клеточной адгезии возникают патологические состояния тканей: так нашли объяснения причины многих заболеваний.


Следует отметить, что все достижения наших коллег были получены исключительно за счет применения определенного методического подхода. Практически всегда для идентификации «новых» молекул адгезии применяли иммунохимический метод, т.е. молекулы адгезии находили с помощью антител к ним. Кроме того, иммунохимический метод позволял изучать локализацию адгезивных молекул в ткани, что было не менее ценно, чем их идентификация.


В нашей стране (еще в СССР) также достаточной активно изучались межклеточные контакты и адгезия. Однако, в основном, этой проблемой занимались биофизики, и поэтому методические подходы исследования отличались от подходов зарубежных коллег. В частности, у нас большой интерес вызывали вязко-упругие свойства отдельных структур межклеточных контактов, в том числе, и зоны «простого соединения», наиболее продолжительные структуры контакта двух соседних клеток, где их плазматические мембраны идут строго параллельно друг другу на расстоянии приблизительно 20нм.  В настоящее время считается, что эта самая обширная контактная поверхность представляет собой надмембранные компоненты клеточных поверхностей, и именно в этом пространстве нам удалось обнаружить новую супрамолекулярную структуру в тканях позвоночных животных.


МОЖНО ЛИ ИЗМЕРИТЬ СИЛУ АДГЕЗИИ МЕЖДУ КЛЕТКАМИ?


Адгезия — технический термин, буквально означающий «силу сцепления поверхностей разнородных тел». В биологию этот термин привнесен в связи с исследованием феномена межклеточных контактных взаимодействий в тканях, поскольку клетки могут взаимодействовать с поверхностям других соседних клеток, а также с естественными субстратами, к последним относится внеклеточный матрикс.


Эпителиальные клетки являют собой парадигму разнообразия молекулярных механизмов клеточной адгезии, которые опосредуют контактные взаимодействия между клетками, а также их позиционное положение в ткани. Поверхность эпителиальной клетки неоднородна как по составу, так и по силе и характеру адгезивных и контактных взаимодействий, которые реализуются между отдельными участками поверхностей соседних клеток. В связи с этим, задача определения силы адгезии некоторой конкретной клетки в ткани является практически невыполнимой, даже если клеточную адгезию воспринимать как суммарную силу взаимодействий, в которые вступает данная клетка. Тем не менее, попытку оценить величину адгезионных взаимодействий между клетками предпринималась неоднократно различными исследователями. Такой интерес к данной задаче объясняется не только любознательностью исследователей, но и тем, что конкретная величина адгезии между клетками указывала бы на возможный механизм данного взаимодействия. Дело в том, что ряд исследователей считали, что клетки взаимодействуют за счет фрагментов белков, полисахаридов, которые располагаются в межклеточном пространстве и хаотически взаимодействуют за счет электростатических сил. Однако, многие утверждали, что между клетками находятся определенные белки, которые выполняют роль «межклеточного клея или цемента», т.е. которые действительно обусловливают взаимодействие между клетками в ткани и определяют ее структуру.


К решению этой задачи наиболее приблизился Соman, который в 1944 г разработал метод оценки силы сцепления между клетками с помощью специального, созданного им манипулятора. Метод был применен для определения силы адгезии между клетками эпителия мочевого пузыря жабы. Значительные размеры и монослойное культивирование этих клеток позволили произвести оценку силы их сцепления под микроскопическим контролем. Позже Coman модифицировал свой метод для исследования трехмерных фрагментов ткани и применил его при изучении биопсийного материала онкологических больных. В этом случае было проведено измерение усилия, необходимого для отрыва группы клеток от основной массы тканевого фрагмента. В результате этого исследования было установлено, что малигнизированные (злокачественные) клетки характеризуются значительно меньшей силой сцепленности, по сравнению с нормально функционирующими клетками. Был сделан вывод о том, что при злокачественном росте происходит нарушение контактных межклеточных взаимодействий. Картина нарушения межклеточных контактов в опухоли поразительно сходна с таковой, полученной в эксперименте при перфузии печени растворами, содержащими Са+2-хелатирующие агенты.


Однако многие исследователи пытались другими способами оценить силу взаимодействия между клетками. Длительное время для оценки состояния клеточной адгезии использовали экспериментальную модель агрегации клеток в суспензионных культурах in vitro, которую разработал Moscona. Он же применил эту модель для поиска и исследования белков, участвующих в адгезионном процесс. Фактически он разработал метод агрегации, основанный на способности изолированных клеток образовывать при культивировании многоклеточные агрегаты. Адгезивную активность исследуемых белков в этой модели оценивали, подсчитывая количество одиночных клеток в суспензии или определяя размер образовавшихся клеточных агрегатов. Метод был с успехом применен при изучении адгезивных белков, выделенных из морских губок, а также сетчатки куриных эмбрионов. С помощью метода клеточной агрегации удалось не только обнаружить адгезивные белки, но и изучить влияние других физико-химических факторов на агрегацию клеток in vitro.


Метод агрегации обладает рядом принципиальных недостатков. Наиболее значительным из них является тотальное повреждение поверхности клеток в процессе приготовления суспензионных культур (обработка тканей ферментами, хелатирующими ионы металлов соединениями, механическая дезинтеграция и т.д.). Следует отметить, что у эмбриональных клеток, дифференцировка которых была незакончена и далека от дефинитивного состояния, существует возможность для восстановления поврежденной поверхности, но для клеток взрослых особей, находящихся в дефинитивном состоянии, такая возможность практически отсутствует.


Другие адгезиометрические методы, разработанные для оценки состояния межклеточной адгезии в тканях основывались также на определении величины параметров, характеризующих механическую сцепленность клеток в момент отрыва их друг от друга, который осуществлялся, например, с помощью фиксированных микроигл или потоков жидкости, или же при механическом диспергировании ткани [Маленков, Модянова, 1968; Модянова, 1968; Маленков, Чуич, 1979].


Основным современным методом исследования адгезионных взаимодействий клеток является иммунохимический, в основе которого лежит изучение участвующих в клеточной адгезии поверхностных антигенов [Damsky et al., 1983; Gallin et al., 1983; Ogou et al., 1983; Thiery et al., 1984; Hatta et al., 1985], а также метод электронной микроскопии, с помощью которого можно оценить состояние плазматической мембраны клетки и специализированных ультраструктур межклеточных контактов [Goodenough, Gilula, 1974; Overton, 1974; Gilula, 1978; 1985; Ушаков, Черненко, 1978; Ушаков, 198О; 1982]. С помощью такого методического подхода были идентифицированы практически все известные ныне белки межклеточного пространства [Anderson, 1990; Turner, 1992; Riechardt, 1993].


Успех исследований, выполненных с помощью такой методической стратегии, в основном, определяет способность изучаемых белков эффективно проявлять антигенные свойства. В ином случае, т.е. когда белки являются слабыми антигенами, их идентификация с помощью указанного методического подхода оказывается трудно выполнимой. Необходимо отметить, что к настоящему моменту в литературе отсутствуют экспериментальные данные, которые бы отрицали присутствие среди белковых компонентов межклеточного пространства — слабых антигенов, а в таком случае они могли быть не идентифицированны с помощью иммунохимических методов исследования.


Таким образом, современный методический подход, применяемый для исследования молекул адгезии, позволил выявить белки, которые характеризуются высокими значениями молекулярной массы, структурной сложностью и проявляют выраженные антигенные свойства [Anderson, 1990; Turner, 1992]. В связи с этим, разработка экспериментального подхода, основанного на способности компонентов межклеточного пространства проявлять совершенно иные свойства (физико-химические или биологические) представлялась весьма актуальной.


Адгезивные белки выделяют обычно путем экстракции гомогената ткани растворами детергентов [Anderson, 1990; Riechardt, 1993]. Иногда используют для солюбилизации исследуемой белковой фракции препарат плазматических мембран, в таком случае удается выделить трансмембранные, интегральные белки, участвующие в клеточной адгезии. В отдельных случаях на начальном этапе экстракции адгезивных белков ткань обрабатывают ферментами или растворами хелатов [Reichardt, 1993].


Основой для разработки методов выделения адгезионноактивных белков печени млекопитающих явились данные исследования свойств жидкости, оттекаемой при перфузии печени мышей Са+2-несодержащим физиологическим раствором [Modjanova, Malenkov, 1973]. Получаемый таким образом перфузат способствовал усилению адгезионных клеточных взаимодействий (сцепленность клеток) и оказывал влияние на пролиферативную активность гепатоцитов мышей позднего плодного периода [Маленков, Модянова, 1970; Модянова, Маленков, 1975; Modjanova, Malenkov, 1973].


Эта работа наших ученых – А.Г. Маленкова и Е.А. Модяновой, была первой и исключительно важной для развития всего этого направления исследований, которое привело к обнаружению новой надмолекулярной структуры межклеточного пространства – «малого матрикса», который состоял из белково-пептидных комплексов и обладал оригинальными физико-химическим свойствами и уникальным биологически действием.


Именно, белково-пептидные комплексы «малого матрикса», выделенные позже из других различных тканей позвоночных животных и явились основой для разработки виоргонов и виофтанов - такое коммерческое название получили эти адгезивные надмолекулярные структуры межклеточного пространства. Прошло около 50 лет непрерывной работы, в которой участвовали более ста сотрудников разных НИИ, прежде, чем мы смогли представить Виоргоны и Виофтаны как разработку новых биологически активных веществ, способных влиять на функцию не только клеток, но и тканей, органов и цело

Сайт Института Проблем Биорегуляции.